17 апр. 2015 г.

Ты – пройдешь.





Пропуская тебя через остатки крови в синем бокале, рассматриваю твои отблески в последний раз.

Увижу ли я тебя когда-нибудь не_случайно.

Встречу ли я когда-нибудь такую же?

Нужно ли мне будет все это если уже не нужно сейчас?

Предпочтительнее же жалеть себя и страдать, чем забыть.

Хотя вру, конечно, я просто еще не отошла. Но скоро, совсем уже скоро, ты будешь всплывать в памяти не болезненным образом, а очередным эфемерным.

Ты останешься в памяти, разумеется.
Но не в сердце.
И это правильно.
Ты – пережитое недомогание. 

Ты – пройдешь.

13 апр. 2015 г.

Вопросы во мрак




Какова вероятность что вновь пробежится по струнам моих вен?

Какова на вкус надежда увидеть вновь?

Что будет сильнее в ее глазах?

Сколько бриллиантов грез она раскрошит в порошок сжатием тонких пальчиков?

Она - мой новый эфемерный спутник?

10 апр. 2015 г.

О персональном солнце


Поразительная способность воскрешать меня, вдохновлять и раз за разом вдыхать в меня жизнь.
Ты мой вечный генератор.
Ты мой особый заряд.
Почему без тебя я тухну? Почему без тебя я впускаю в душу тоскливую тьму?
Почему ты для меня такой наркотик и почему «без тебя» приводит к безудержной ломке?
Меня пугает эта зависимость раз за разом, но все окупает тот заряд энергии что ты вливаешь в меня вновь и вновь.
Ты даришь мне его потому что я не прошу? Ты вливаешь в меня свой солнечный свет, потому что такой ты счастлив меня видеть?

Откуда в тебе столько энергии которой хватает на нас двоих?

Она сама тьма

Когда взгляд затмевает тьма и эта скользящая по венам сила пробивается наружу она двояка и двулична.

Она может расщепить своей яростью камень и вскипятить море своим спокойствием.

Это особый магический шарм, ритуальная сила, никак не подвластная ни солнцу, ни луне.

Своим молчанием она может раскрошить твои нервы, одним взглядом ранить тебя насквозь. 

Она красива в этом ледяном пламени.
Она безупречна в своей власти над тобой.

И когда ты видишь ее глаза, ты понимаешь что уже заранее сдался. 
Это твоя судьба -подчиняться ей. 
Она взяла верх над тобой только одним своим появлением в твоей жизни.

6 апр. 2015 г.

Эфемерный принц прошлого


Я хочу тебя видеть только потому, что устала вспоминать.
Твоей образ с каждым годом трансформировался в моей памяти отбрасывая все чешуйки и шероховотасти, превращаясь в нечто эфемерное, но невероятно притягательное для возврата к тем событиям, что вспарывают память при определенных запахах и свете.
Весна, ужасная весна, неуловимо связана с вами двумя. И как же мне это надоело.
Но сейчас только о тебе.
Я знаю, что стоит мне поговорить с тобой хотя бы пять минут и замок рухнет.
Глаза вновь откроются, забурлят кровавые реки раздражения по отношению к твоей манере говорить, твоим внешним косякам, твоим чертовым трусливым жестам, обличающим все мерзейшие качества твоего характера.
Как я могла этого не замечать?
Как я могла это терпеть тогда?
И ты говорил, что не любила… Смешно. Разве не это помутнение называется влюбленностью. А иначе я не знаю как обьяснить свое тогдашнее терпение тебя рядом.
Как хорошо что ты никогда этого не прочитаешь.
Мне не хотелось бы говорить тебе эту правду в лицо. Зачем?
Не смотря на мое паршивое отношение к тебе реальному, и нежное – к эфемерному, я не хочу тебя ранить, обидеть. Жалко мне тебя что ли? Или не нравиться смотреть как ты бесишься? У тебя ведь это получается совершенно по-особенному – чуть по-женски, с ноткой истеричности и при полном параде отсутствия логики. Этакий аттракцион красных глаз на выкате, брызжания слюной и все это с попытками выставить свою злость налетом аристократического презрения. Какое-то время мне было весело это наблюдать. Пока не опостылело, разумеется.
Вообще, как я сейчас вспоминаю, тогда мне многое было в тебе забавно. Тогда я не понимала, что рано или поздно эти все выверты перестанут быть смешны.
А терпением я же не отличалась.
Я и сама не знаю, почему мне интересна твоя жизнь до сих пор. Почему твой образ все еще рядом. Зачем мне твой призрак?
Ты давал мне намного меньше чудесного, нежели рвал. Рвал при попытаках переиначить, при скандалах на пустом месте, при этой твоей матершинной безудержной вспыльчивости.
Когда я это вспоминаю хочется словно стряхнуть с себя грязные капли.
Зачем я вспоминаю?
Что в тебе такого никак не выковыривается из меня?
Или на самом деле виноват ты? Вспоминаешь меня, а я чувствую? Эдакий дурацкий эффект бабочки.
Я вспоминаю твои письма. Когда ты думал, что я такая же, какой осталась в твоей памяти. А как резануло правдой тебя, помнишь? Я на расстоянии ведь почувствовала.
И мне не было тебя жалко. Тогда я тебя еще не простила.
А сейчас. Я ничего к тебе не чувствую.
Просто устала от такой памяти.

Но кто мы, без своих воспоминаний, правда?

4 апр. 2015 г.

Нежданная


Взгляд со стороны на вашу странную парочку разбередил еще даже не думавшие заживать ранки. Лезвиями расковыряв, прошелся свистом пощечины.
Вы так чудесны в своем отдельном мире. Так гармоничны и так похожи.
Ты стала такой кукольно идеальной и почти серой. Эта поразительная яркость на грани черного и серового. Мертвого. Ты не светишься, но тебя видно за километр. Ты не прячешься, но почти сливаешься с этой серой погодой за окном.
Ты стала совсем совсем другой. Окончательно мертвой.
То ощущение, которое вызывает хорошие страшные истории, теперь исходит и от тебя.
Хорошо ли, плохо ли, но это больше не образ. Это твоя суть, которую как ни старайся, уже никогда не выдерешь из твоей души. Она заползла и распространилась по твоей душе своими мрачными щупальцами. И это безумно красиво в тебе.
И настолько же недоступно теперь для меня.
Потому что я отказалась пускать это темное настолько глубоко. Повезло мне или нет, но меня вытащили.
Кто бы мог подумать что ты станешь настолько темнее, а я настолько светлее. Я тогда и представить не могла.
Помню нас. Тех. Которые могли быть рядом. Потому что в душе каждой была половинка этого мрака.
И тогда ты еще не спустились в темноту, а я не взобралась к своему свету.
Ты еще была луной с хоть каким то светом. Я еще не светилась так ярко и обжигающе, еще оставалась пасмурной.
Нам было хорошо.
Спасибо.
Ты больше не светишь.