8 янв. 2010 г.

Момент. Разорвано.



Она заходит в своей любимый ресторанчик недалеко от дома. Здесь практически никого нет.Привычная улыбка уже узнающей официантки и лишь несколько слов: "мне как обычно".
С ее глаз постепенно спадала краснота, но они все еще болели. Как после долгой истерики. Хотя такого не было. Это был просто слишком мощный эмоциональный выброс. Что есть слезы? Всего лишь вода, распускающаяся на коже быстрыми узорами. Ей казалось, что мало у кого случаются такие "выбросы". Она просто не умеет плакать. Разучившись однажды, сложно потом сравнивать слезы с умением кататься на велосипеде. И сейчас она ненавидела свои эмоции. Просто за то, что когда они вырывались, ей было еще хуже. Невыносимо.
долгое время борясь с этим недостатком, она наконец постепенно научилась почти не плакать. Но это самое "почти" периодически мешало дышать, перекрывая доступ к легким, заволакивая реальность и превращая лица людей в самые невообразимые отвратительные маски. Она боялась этого "почти" также, как слон мышки. Глупо.
Она никогда не хотела быть бездушной безэмоционаьной куклой. Она просто не любила жалость окружающих. Точнее тот факт, что ее жалеют. Она ненавидела слезы за то, что они хотят чтобы их жалели. Она ненавидела в себе слабость.
Привыкшая быть волевым человеком с замерзшим сердцем для большинства, и просто сильной для любимых,  сейчас она чувствовала себя отвратительно расшатанной.

Прошел почти час. Не помогало ничего. Выпитый ликер, отброшенная на край стола книжка, сладкое... Ничего. Она ждала. У нее оставалась последняя надежда.
Общение. Вот что часто давало ей разрадку. отвлеченный разговор, где нет места мыслям о себе. где нет жалости в принципе. То, где есть лишь цинизм и романтика в переплете включений...

Комментариев нет:

Отправить комментарий